Центр Духовно-Психологического развития ТРИЯ - Не бойтесь выглядеть "странно"... или психиатрическая норма

Не бойтесь выглядеть "странно"... или психиатрическая норма

Елена Назаренко

НЕ БОЙТЕСЬ ВЫГЛЯДЕТЬ "СТРАННО"


       На правах человека, чья профессиональная и личная судьба тесно переплелась с современной психотерапией, я хочу дать читателям один совет-предупреждение. А именно, я хочу предостеречь Вас от общения с одним очень неприятным типом психологов...

       Собственно, этот тип живёт не только в среде «психологов» — к этому типу относится большинство — большинство обывателей, портящих нам жизнь. Но когда мы сталкиваемся с этим «обывателем» в лице психолога, сидящего под своей дорого купленной вывеской, и когда он начинает излагать нам свою воинствующую обывательскую философию, прикрываясь цифрами и формулами тестов, — мы можем и с катушек слететь. Причём надолго.

       Собственно, эта моя статья написана для того, чтобы уберечь читателя от серьёзной психологической травмы: когда кто-нибудь на голубом, но профессиональном, глазу объяснит читателю по-умному, но вкратце, что он — урод.

Корни проблемы

       К сожалению, психология — это наука гуманитарная. Почему «к сожалению»?

       Как это ни печально, гуманитарные науки имеют один серьёзный генетический порок — они довольно часто выступают в роли подставки под идеологию временщиков, дорвавшихся до власти. Вот, к примеру: гитлеровский режим просуществовал какие-то десять с небольшим лет, а «трудов научных» написано под его базу — до сих пор вилами не разгрести. И приходится по сей день — спорить и опровергать — ведь то, что написано пером, не вырубишь ни топором, ни Нюрнбергским процессом...

Продолжая спор физиков и лириков...

       Гумнауки, собственно, и созданы, с точки зрения некоторых пессимистов, для того, чтобы «восхвалять власть в доступной для неё форме» или же, по-умному: легитимизировать её благодатное существование, пользуясь для этих целей научным жаргоном. Тирану всегда были нужны не только учёные, работающие над усовершенствованием катапульты, но и менестрели, поющие дифирамбы, а также «лекари», смешивающие яд для его врагов.

       К сожалению, психиатрия (и психотерапия как вышедшее из её недр самостоятельное искусство) ведут свою родословную именно от союза этих последних двух — менестреля-свистопляса и лекаря-отравителя. Но сын за отца не отвечает, и потому у психологии есть шанс...

Какова же почва для произрастания этих «цветов зла»?

       Гуманитарии... слабо субсидируются — им никогда не изобрести ни ядерной бомбы, ни бесшумной стиральной машины, на худой конец. Кому нужен знаток древнегреческого языка? Кто оплатит его многолетнее обучение и пожизненный негромкий труд?

       Поэтому испокон веков все гуманитарии делятся на тех, кого вопрос денег мало волнует (если волнует вообще), и тех, кому, как водится, «нужно кормить семью»...

       Те, кого вопрос денег «мало волнует», — это либо счастливые дети обеспеченных родителей, живущие на проценты с семейного капитала, либо бесшабашные бессребренники, с головой погружённые в науку, готовые протусоваться всю жизнь при библиотечном архиве, до глубокой старости придерживаясь рациона типа «студенческий».

       Встречается ещё вариант — помесь этих двух типов, ребёнок небедных родителей, имеющий скромные запросы к качеству бытовой техники и количеству «звёзд» отеля, где он проводит свой отпуск.

       
Те же, кому «нужно кормить семью»...

       Их гораздо-гораздо больше. Их настолько больше, что они-то как раз и определяют фасад гуманитарного знания — как продажного, конъюнктурного, меняющего точку зрения (включая нормы литературного языка) в угоду очередному борову в картонной тиаре, умудрившемуся залезть на верхотуру.

       С психиатрией (и её младшей сестрой — психотерапией) дело обстоит самым печальным образом. Те гуманитарии, которые любят не науку и не людей, а которым «нужно кормить семью», нехотя превратили эту великую область человеческого знания о самом себе — в орудие изощрённой пытки, в инструмент навешивания на человека роковых социальных ярлыков.

       Почему нехотя? Потому что зло образуется само собой, как сорняк. Это добро нужно возделывать в поте лица...

Великая «разрядка» 60-х — 80-х гг.

       После выхода в свет книги (а затем и фильма) «Полёт над гнездом кукушки», внимание общества было-таки направлено на корпорацию психиатров, внутри которой давно царил дух безнаказанности, вызванной опьянением от корешевания с властью. Затем были труды Мишеля Фуко. Книжка «Заводной (механический) апельсин». Запрет на лоботомию. Падение карательной советской психиатрии, применявшейся по отношению к политзаключённым.

       В 80-е наступила новая эра — эра постмодернизма и толерантности. Толерантности ко всему человеческому — к любому выверту и причуде на пути к обретению выстраданной Самости. Казалось бы...

       Но такие изменения, Читатель, всегда очень поверхностны, они создают короткую газетную шумиху и не более того.

Главный принцип тандема «государство-психология» остался незыблемым.

       Кто нужен государству? Лояльные граждане. Те, кто умеет ходить строем, с удовольствием играть в командные игры; те, кто предсказуем, кто ставит «общественное» выше «личного».

       То, что современный человек (в отличие от сталинского пионера) ставит «общественное» выше «личного» только в силу того, что никакого «личного» он просто не нажил — некогда было: сериалы смотрел да по распродажам ковриков для мыши бегал — ситуации существенно не меняет.

       Какая разница: «общество потребления» или «мир строителей коммунизма»? Овцы под контролем, и это — главное.

Норма и патология

       Не дай бог, Вам, Читатель, попасть на приём к психотерапевту, который очень хорошо представляет себе, что такое Норма, а что такое Патология, потому что хорошо учился в институте и делал карьеру так, как ему велела мама. Есть три признака таких специалистов, каждый из которых является достаточным.

Признак Первый

       Они работают в связке с государством — «при» некоем ведомстве, «на» чей-то выделенный бюджет, «под» какую-то программу, типа «Мир детям» и пр.

Признак Второй

       Они имеют базовое медицинское образование. У них в анамнезе — диплом психиатра. Уже давно общим местом является тот факт, что психиатры, пришедшие в психотерапию, — профессионально деформированы, а значит, к работе психолога-консультанта практически непригодны. Если Вас рассматривают как идиота с самого начала, то о каком сотрудничестве (не говоря уже о безмедикаментозной помощи в решении душевных проблем) может идти речь?

Признак третий

       Они чересчур привержены методикам проективных тестов. Опираются на них, как дурак на шпаргалку во время свидания. Нет, проективные тесты — это неплохо. Они помогают выявить очень многое в состоянии человека, о котором он сам порой рассказать не в состоянии (простите за каламбур).

       Но проективные тесты имеют свой порок — они стандартизованы. В них нет места исключениям из правил, импровизации, чувству юмора, наконец. И этим всё сказано. Если кто не понял, то работают проективные тесты по принципу: «Доктор сказал в морг — значит, в морг».

       Использовать их как одно из орудий труда, да ещё и с умом, да ещё и имея в качестве первоначальной предпосылки всей этой лабуды с твоей профессией — любовь к людям и терпимость — здорово.

       Но проективный тест в руках бюрократа и чёрствого дурака в одном лице — это больше чем жесть. Сами думайте, что это такое. Я обозначила направление.

Животрепещущий пример современных израильских школ

       В лайв-комьюнити существует целая группа русскоболтающих мамочек, которые давно уже бьют тревогу и даже пытаются противодействовать государственной машине (благо, в демократических странах открыто бороться с государством так же просто, естественно и нормально, как для нас — написать жалобу на соседей, стучащих ночью отбойным молотком, — не вызывает особых экзистенциальных трудностей и внутреннего ужаса пополам с протестом).

       Мамочки (да и папочки...) озабочены совсем не смешными вещами. В странах, где услуги психотерапевта входят в бесплатную медицинскую страховку, психотерапию жёстко курирует государство и ставит на ключевые позиции соответствующих его запросам людей. А как Вы хотели? Фрейда себе в доктора на халяву? Юнга? Милтона Эриксона? Зерку Морено? Нет, будет Вам тётя Маня воот с таким маникюром и набором стимульного материала, отпечатанного строго по ГОСТ.

       На деле же это значит ещё и вот что. Школа (и детский сад) просто кишат психологами, постоянно проверяющими малышей. Казалось бы — что плохого? Выявить стресс, психотравму на ранней стадии и не допустить перерастания её в запущенный хронический невроз — что может быть прекраснее?

       Проследить, как ребёнок адаптируется в коллективе сверстников, не растёт ли изгоем, — хорошо. Плохо расти изгоем и в ответ на свой невымолвленный крик слышать только от дуры-воспитательницы: «Ну иди, играй с детками. Чё ты не играешь?..»

       Проследить, каковы отношения дома с мамой-папой, не таковы ли они, что скоро у ребёнка начнётся нервная бронхиальная астма, — так «хорошо» живут мама и папа, укрывшись за стенами приличного дома...

       Но благими намерениями выстлана дорога в ад. Особенно (подчёркиваю), если спонсор этих благих намерений — государство.

       Ребёнок не достал учебники и не выложил их на парту, когда начался урок. С подозрением на диагноз «гиперактивность» его направляют к школьному психологу. Психолог даёт тест, диагноз «подтверждается». Дальнейшее направление — районный психиатр.

       Ребёнок отказывается участвовать в художественной самодеятельности — петь в школьном хоре. Его направляют к школьному психологу с подозрением на аутизм. И примеров этих — тьма. Я выбрала только самые жирные.

       Но я ещё рассказала не всю историю. Что же ждёт дальше этих детей?

       Ну, во-первых, им тут же назначат фармакологическую коррекцию, то есть, попросту говоря, психиатр выпишет им химические препараты в форме таблеток, на которых этот ребенок должен будет «сидеть» столько, сколько сочтёт нужным... государство.

       А во-вторых. Во-вторых, ребёнка переведут из школы обычной в некую специальную школу. Сначала родителям объяснят на педсовете, что «их ребёнок — слишком прекрасен для такой скромной и затхлой общеобразовательной школы, как эта. Что он — неординарен, талантлив, и потому нуждается в особых условиях для развития своих дарований. Что ему нужна школа, где будет маленький класс и нетрадиционные педагогические методики. И что такая школа, о счастье, есть! И в ней нашлось даже одно бесплатное место!»

       И только потом родители узнают, сами или с помощью других пострадавших семей, что школа, в которую ласково запихивают их дитя, имеет очень хитрый шифр в бюрократической классификации образовательных учреждений. Который означает дальнейшие серьёзные проблемы с карьерой у выпускника такой школы, вплоть до невозможности получить высшее образование и занимать многие, многие посты.

       Неординарный? Хиппуй в дворниках. Всё честно.

   Выводы

       Помните, Читатель: есть две разные «психологии». Одна — сродни искусству. Внешне она напоминает театр самодеятельности с элементами шаманских плясок. Это я так, огрубляю.

   
   Другая — сродни кабинету, где проводят плановую вакцинацию. И тётки там снуют похожие. И из-за дверей всё так же доносится жуткий рёв. Только его не слышно. Но чуткое сердце и без помощи ушей — услышит, почувствует атмосферу скотобойни — и сбежит, не разбирая ворот, подальше от психотерапии, вычисляющей неугодных Его Величеству Дракону. Дракону не нужно дегенеративное искусство. Поэтому — спрячьте Ваши карандаши, выбросьте туфли для фламенко. И никогда не говорите, проходя проективный тест, что «бриллиантовые жуки плюются столпами огненных брызг». Жуки не бывают бриллиантовыми. И жуки не плюются огнём. А Вы — оторванный от реальности истероид с агрессивными тенденциями. Хотите скушать таблетку?

Что нужно знать людям, уже столкнувшимся с подобной «психотерапией»?

       Если Вы помните, то по Юнгу (а эта мысль Юнга уже давно стала общим местом для всех), смысл жизни человека состоит в том, чтобы обрести, наконец, свою Самость.

       Под наслоением Персон — ищется Самость.

       После осознания своего Анимуса (Анимы) — обретается Самость.

       После примирения со своими родителями — приходит Самость.

       Путь к Самости — долог и тернист. И он никак не связан с умением искусно лгать и быть «как все». Вот что пишет об этом писатель, мистик и философ ХХ века Герман Гессе:

       «Истинное призвание каждого состоит только в одном — прийти к самому себе. Кем бы он под конец ни стал: поэтом, безумцем или пророком — это не его дело и, в конечном счёте, не важно.
       Его дело — найти собственную, а не любимую судьбу и отдаться ей внутренне, безраздельно и непоколебимо.
       Всё прочее — это половинчатость, это попытка — улизнуть, это уход назад, в идеалы толпы, это — приспособленчество и страх перед собственной сутью».

       И, наконец, несколько слов о вожделенной «психологической норме». Вот как рассуждал о психологической Норме великий Абрахам Маслоу:

       «Становится всё более и более ясно — то, что мы в психологии называем «нормой», на самом деле является психопатологией серости, настолько лишённой драматизма и настолько широко распространённой, что мы даже, как правило, не замечаем её».
       «Мы занимаемся время от времени опровержением «неопровергаемых» законов психологии. Ибо когда речь идёт о психологических законах, речь идёт всего лишь о правилах пребывания в состоянии вялой и хронической психопатологии, страха, недоразвитости и незрелости, которых мы не замечаем, потому что большинство окружающих нас людей поражены той же самой болезнью.
       Самореализующиеся же люди могут столькому научить нас, что иногда они кажутся какой-то другой породой человеческих существ».

       Вы хотите быть «самореализующимися людьми», как называл их Маслоу? Вы хотите обрести Самость, пользуясь терминологией Юнга? Вы хотите, наконец, распахнуть окно Джохари? Короче говоря, Вы хотите быть счастливыми?

       Тогда не бойтесь выглядеть странно. Ни в чьих глазах.

     Ещё на эту тему:    Психиатрическая норма или притча о                безумном короле.

    

 Оказывается, что притчи не лгут! Помните, Сказка — ложь, да в ней — намёк. Добру молодцу — урок».
 Ничего подобного! Совсем недавно я убедилась в том, что в притчах — не метафоры, нет в них, другими словами, никакой лжи...
    Сейчас я расскажу Вам (а кому-то просто напомню) бродячий сюжет, известный мне в его хасидском изводе, притчу раби Нахмана об Отравленных Водах или о Безумном короле.
    В некоторых вариантах речь идёт о «Зерне этого урожая», в некоторых о «водах земных и подземных», но суть остаётся одна. Итак...

 

                   ***

В некотором королевстве жил мудрый король-учёный и был у него лучший друг — советник, помощник и правая рука. И вот из тайных книг узнали они, что на следующий год произойдёт нечто, что отравит все воды, и люди, пьющие от этой воды, все станут безумны. Устрашившись подобной участи, король и его друг запасли тайно воды и стали ждать наступления нового, страшного года...

Всё случилось по-писаному. Люди испили воды и все как один стали безумцами. Король со своим другом пили только из своих запасов и каждый день наблюдали эту удручающую картину всеобщего помешательства.


Но случилось так, что однажды они услышали, как о них говорят за спиной близкие люди.  Их близкие (а затем и весь народ) очень скорбели о том, что их добрый король и его слуга всем хороши, да вот только в одночасье лишились ... разума. Народ скорбел о безумном короле...

И тогда король и его друг приняли решение — перестать пить воду из своих запасов и стать ... как все. Выпив воды, они тотчас же сошли с ума.

Но не было предела радости народной, когда увидел и стар и млад, как в одночасье их любимый король исцелился от душевной скорби и стал как и прежде — мудр и здоров...


Метафорический смысл этой притчи, думаю, понятен всем. Однако эта притча как я уже говорила, отнюдь не метафора!


Как выяснили учёные, эволюция человеческого сознания постоянно меняет смысловое  наполнение таких понятий как «психиатрическая норма» и «психиатрическая патология».


В науке есть такой термин —

устойчивое патологическое состояние

Термин этот предложен Натальей Бехтеревой и принят мировым учёным сообществом.

Иными словами, психиатрические отклонения регистрируются как таковые только тогда, когда их в обществе процентно мало и когда самому человеку они доставляют неудобства, душевную скорбь.


Однако же, когда таких отклонений становится процентно много, они перестают оцениваться со стороны как искажение, как нарушение, как вызов обществу и традиции...

Более того, само это патологическое состояние перестаёт «докучать» человеку, он с ним свыкается и больше не испытывает душевную скорбь.

Это называется
 

патологический гомеостаз.

       Иными словами, патология — устаканивается (входит в гомеостаз со средой), к ней привыкают все, и она превращается в ...норму.
    Вот что выяснила Наталья Бехтерева. Психиатрическая патология всегда «стремится» к тому, чтобы стать устойчивой, превратиться в «устойчивое патологическое состояние». Это крайне важно как фактор адаптации организма к среде, это — биологически положительный процесс.
     То есть, биология устроила так, что с любым психическим «вывихом» человек адаптируется и приспособится к внешней среде, выживет, не вымрет.
    Не человек, так человечество, наш вид в целом.
     А если кому-то очень плохо и мы все смотрим в его сторону с опаской, думая о том, что ему будет очень трудно прожить самому без контроля и опеки, так это только потому, что его вывих ума «процентно мал». Он страдает не потому, что — объективно сумасшедший, а лишь от неудобства находиться в меньшинстве!
    Мир устроен «под людей» с другой «нормой» и ему в этом мире — трудно. Как трудно инвалиду-колясочнику в российских городах, приспособленных исключительно для передвижения прямоходящих негодяев.
  Кстати, о прямохождении. Вот Вам прямая аналогия.

   Современный человек, как известно, отличается прямохождением. И он считает это и удобным, и нормальным. Хотя Природа считает по-другому и мстит человеку за его прямохождение болезнями позвоночника.
   А теперь представьте себе: насколько «уютно» чувствовал бы себя «обычный» прямоходящий человек в обществе, передвигающимся с помощью всех четырёх конечностей и ... хвоста? Его бы сочли за урода.

  Но вернёмся к мозгу и психиатрической патологии.

   Вывод, который мы можем сделать, звучит так: периодически происходит эволюционный скачок, меняющий сознание всех людей. Пока этих людей процентно мало, это новое состояние регистрируется как «психическое заболевание». Как только таких людей становится подавляющее большинство, психически ненормальным становится уже старый тип мышления...

      Один такой скачок мы точно знаем: в науке он называется «мифологическое мышление» или «дологическое мышление».

    Интересно, что есть культуры, где люди отказываются считать мышление большинства — нормой, а мышление меньшинства — психиатрической патологией.
   Такое жёсткое деление возникло лишь в Европе и то, относительно недавно — на исходе Средних Веков. И теперь уже сходит на нет.
   Выделяют особый «язык шизофрении», «язык депрессии» и так далее. Таких языков должно быть много, как и языков, на которых говорят представители разных национальностей. И понимать их, писать словари — вот наша задача.
   В традиционных обществах было, кстати, то же самое — то, к чему мы сейчас только стремимся. Так, например, все, кто занимал в традиционном обществе «должность» шамана, были бы с точки зрения нашей официальной медицины — тяжёлыми шизофрениками.
   И тем не менее, это были очень уважаемые и мудрые люди. Конечно, на охоте бы им было делать нечего. Но так же как и охотнику было бы нечего делать в шаманской юрте — он не сумел бы вызвать ни одного духа и предсказать даже малюсенький дождь!
    Каждая группа, пребывающая в своей устойчивой патологии, занималась своим конкретным делом. И никто не рассматривал вопрос о чьей-либо изоляции.

    Главную работу делала сама Природа — она адаптировала организм к среде, в любом его состоянии. Ведь главное — выжить, не так ли? Так вот доказано: выжить Природа поможет с любыми «мозгами». Если только братья-человеки не постараются этому помешать...

    Таким образом, понятия «психиатрическая норма» и «психиатрическая патология» — суть понятия устаревшие и не выражают ничего, кроме нашей субъективной, условной оценки.

     Ну а коли так, зачем лечить «странности»? Особенно если они помогают добиться результата в некоторых областях человеческой деятельности? Тиранам и полководцам никогда, к слову, не мешала их клиническая паранойя. Другим, вокруг них, может, и мешала, а им самим — нет. Параноик — лучший руководитель, особенно когда «не до жиру»...

      
Ну, а если        Вы всё-таки предпочитаете выпить воды из отравленного источника, что ж, это тоже — позиция. Добрый король, разумеется, должен идти в ногу со своим народом и смотреть с ним в одном направлении.

Король. Но не шаман. Поэтому, решать Вам.

Елена Назаренко

Тест взят с  http://afield.org.ua/ps/e_nazarenko1.phtml